О клубе. Библиотека.


Цветотерапия



мате, матэ

Оздоровление с помощью цвета существовали ещё в Древнем Египте.

В Древних храмах Гелиополиса в Египте сила цвета использовалась не только в культовых целях, но и для исцеления. Эти храмы строились таким образом, чтобы солнечный свет проникал внутрь, распадался на 7 цветов радужного спектра. Страдающий каким-то недугом «купался» именно в том цвете, который мог ему помочь.

В Китае обнаружили, что если полежать на солнце, обернувшись в красный шёлк, это помогает избавиться от рубцов после ветряной оспы.

В христианских храмах используются красочные витражи. Солнце, сияющее сквозь разноцветное стекло, освещает прихожан целительным светом.

В основе методик лечения светом и цветом докторов Эдвина Бебитта, Кейта В. Болдуинна, М. Люшера – лежит тот же принцип. Не обошли своим вниманием эту тему и Освальд, Гёте, Кандинский.

В 1937г. М. Лайкеш в книге «Наука видеть» писал: «Не стоит удивляться, если по мере развития науки в будущем будет получено подтверждение тому, что лучистая энергия солнца в широком диапазоне длин волн сложным образом влияет на жизнь и здоровье человека».

В состав персональной цветовой карты входит: подбор цветов интерьера (в доме, офисе), одежды, продуктов питания; рекомендации насыщения своего организма необходимыми цветами.




на страницу назад 
на страницу 2 на страницу 3 на страницу 4 на страницу 5 на страницу 6 на страницу 7 на страницу 8 на страницу 9 на страницу 10 текушая страница  (11) на страницу 12 на страницу 13 на страницу 14 на страницу 15 на страницу 16 на страницу 17 на страницу 18 на страницу 19 на страницу 20 на страницу 21 на страницу 22 на страницу 23 на страницу 24 на страницу 25 на страницу 26 на страницу 27 на страницу 28 на страницу 29 на страницу 30 на страницу 31 на страницу 32 на страницу 33 на страницу 34 на страницу 35 на страницу 36 на страницу 37 на страницу 38 на страницу 39 на страницу 40 на страницу 41 на страницу 42 на страницу 43 на страницу 44
 на страницу вперед

ИСТОРИЯ МАТЭ ?


По одной из легенд, первым индейцем, познавшим его удивительный вкус, был старик из племени гуарани. Его племя занималось земледелием — расчищало часть сельвы под поля и выращивало на них маниоку и кукурузу. Раз в несколько лет, когда почва полностью истощалась, индейцы вынуждены были искать новое место для жизни. Но вот однажды старик-индеец устал от вечных скитаний: он был очень болен и слаб и не готов к еще одному дальнему походу. Его младшей дочери — красавице Хари — пришлось сделать непростой выбор: либо остаться с отцом и ухаживать за ним до самой смерти, либо бросить отца одного и уйти вместе со своим племенем. Девушка понимала, что жертвует своим будущим, но все же не стала следовать советам подруг, убеждавших ее уйти с племенем, а предпочла остаться с отцом. С тех пор старик-индеец и его дочь жили очень тихо и уединенно, в их доме не бывало гостей. Но как-то раз к ним в дверь постучался светлокожий голубоглазый незнакомец высокого роста. Это был уставший и голодный путник, который держал путь издалека. Хари с отцом приняли незнакомца очень радушно — накормили и пустили его на ночлег. Утром гость спросил у хозяев, отчего они живут столь одиноко, и старик поведал ему свою печальную историю. Незнакомец был поражен поступком молодой девушки, пожертвовавшей своим будущим ради старика-отца. Он спросил Хари, чего она хотела бы больше всего на свете, но девушка промолчала в ответ. Старый индеец ответил за нее: «Я хочу снова стать сильным, чтобы отвести мою дочь к племени, которое ушло». И тогда незнакомец признался старику и его дочери, что перед ними не простой путник, а сам бог Пая Шуме. Он подарил индейцу небольшое зеленое деревце и велел посадить его в землю, собрать листья, высушить их и измельчить, а затем положить в маленькую тыкву, залить водой и выпить настой. «В этом напитке ты найдешь целебного и благотворного друга, который поможет даже в грустные часы самого жестокого одиночества» — сказал Пая Шуме. Старик сделал все, как велел бог, и чудесный напиток придал ему новые силы. Вместе с дочерью индеец отправился в путь и разыскал в сельве свое племя, которое встретило их очень радушно.